" все доведённое до безупречности
делает видимой часть бесконечности "

Blog

Йогирадж Девраха Баба и его преемники

Интервью с Максимом Демченко

«Йогирадж Девраха Баба и его преемники»

 

— Расскажи немного о себе и о том, что тебя связывает с Индией, её культурой и религией.

— Я – выпускник МГЛУ (Московский государственный лингвистический университет), в 2011 году защитил кандидатскую диссертацию, посвящённую наследию одного из пионеров индусско-христианского диалога Свами Абхишиктананды (1910-1973). В настоящее время занимаюсь научно-исследовательской и преподавательской деятельностью в России и Индии. В сферу моих интересов входят североиндийские движения бхакти, такие, как Нанак-пантхи (ранний сикхизм и санатан-сикхизм), рамаизм в его различных формах и религиозные верования далитов. Последние 10 лет я провожу достаточно много времени в Индии – чаще всего в предгорьях Гималаев (Харидвар), деревнях Харианы и Айодхье. Совершаю и другие поездки по мере необходимости.

— Когда и при каких обстоятельствах тебе довелось встретиться с Его Святейшеством Джагадгуру Рамануджачарьей Свами Пурушоттамачарьей?

— Я регулярно посещаю Айодхью (штат Уттар-Прадеш), начиная с 2010 года, так как занимаюсь исследованиями в области поэзии Рама-расиков, чувственных почитателей бога Рамы, написанной преимущественно на языке авадхи, а также на других местных наречиях. Неоднократно встречался с лидерами и видными представителями школы Рамананда-сампрадая (в частности, с ЕС Джагадгуру Раманандачарьей Свами Рамбхадрачарьей из Читракута, Свами Джанакидживандасом из Варанаси и с ныне покойным расикачарьей Свами Рамхаршанадасом из Айодхьи). Этим летом я жил в деревне Ранопали в Удасин Сангат Риши Ашраме, что в нескольких километрах от Сугрив-килы, резиденции Джагадгуруджи. Махант (настоятель) ашрама – д-р Бхаратадас Удасин, совмещающий свою религиозную функцию с научной работой (он защитил докторскую диссертацию, посвящённую вопросам санскритской грамматики). Где-то в конце июля, по просьбе друзей из России, интересующихся личностью и наследием Йогираджа Девраха Бабы, я решил встретиться и с его официальным и непосредственным преемником Свами Пурушоттамачарьей.

— Как проходила твоя встреча с Джагадгуруджи?

— Сугрив-кила расположена на Фаизабадской дороге, примерно в 10 минутах ходьбы от одной из главных достопримечательностей Айодхьи храма Хануман-гадхи. Она представляет собой небольшую крепость (собственно, слово kilā и переводится как “форт”, “крепость”) на холме. Находясь несколько в стороне от основных паломнических маршрутов, она не привлекает большого количества посетителей, однако является одним из ключевых топонимов города. Чтобы попасть в храм, нужно подняться по достаточно крутой лестнице, венчает которую своего рода смотровая площадка – с неё открывается живописный вид на столицу Рагхавов.

На алтаре самого храма находятся мурти Ситы и Рамы, справа от которых – отдельный “предел” Девраха Бабы.

Несмотря на то, что Свами Пурушоттамачарья занимает самое высокое положение в иерархии своей школы, встретиться с ним оказалось несложно – я обратился к пуджари, объяснил ему, что ищу информацию о подлинной парампаре (цепи ученической преемственности) Девраха Бабы и хотел бы уточнить некоторые вопросы его биографии, и через какое-то время был приглашён к Джагадгуруджи. Его комната небольшая и скромная, в ней нет ничего лишнего, никаких предметов роскоши. Сам ачарья, которому уже за 90, принимает посетителей, сидя на жёсткой кровати. Он по-прежнему обладает ясным умом, говорит чётко, понятно и на хорошем литературном хинди (хочу сразу отметить для тех, кто пожелает когда-либо посетить это место, что на английском там не говорит никто, так что будьте готовы общаться только на хинди). Мы с пуджари и ещё одним гостем расположились на полу перед Джагадгуруджи и начали беседу. По окончании встречи Свами Пурушоттамачарья подарил мне несколько своих книг, фрукты и согласился сфотографироваться.

— К какой именно религиозно-философской школе принадлежит Джагадгуруджи и каков его статус в ней?

— Сугрив-кила – один из так называемых упапрадханаматхов вишнуитской школы вадакалей, являющейся одним из двух направлений Шри Рамануджа-сампрадаи.  Необходимость создания упапрадхана-матхов* на Севере возникла в связи с началом миссионерской деятельности учеников главного идеолога школы, Веданта-Дешики (1268-1370) по всей Индии, в то время, как все три прадхана (pradhāna)-матха (основных центра) находились на Юге. Парампара (цепь ученической преемственности) ачарьев Сугрив-килы происходит из Варанаси, от махантов храма Кришны-Дваракадхиша. Титул джагадгуру (jagadgurū, “учитель вселенной”) носят самые влиятельные лидеры индусских школ, возглавляющие ключевые центры традиции. Таким образом, Свами Пурушоттамачарья – махант Сугрив-килы, ведущий гуру североиндийских вадакалей и непосредственный, единственный в полной мере законный преемник своего предшественника Девраха Бабы.

— Но могут ли у Девраха Бабы быть другие преемники? И кто возглавит Сугрив-килу в случае смерти Джагадгуруджи?

— Теоретически у каждого учителя может быть несколько преемников, однако в случае с Девраха Бабой, нет никаких документальных подтверждений того, что у него есть какие-то другие преемники кроме Свами Пурушоттамачарьи. Согласно объяснениям самого Джагадгуруджи, другие ученики Девраха Бабы могут давать дикшу (посвящение в традицию), однако не могут считать себя самостоятельными ачарьями. Более того, к сожалению, некоторые из тех, кто в юности был близок к Девраха Бабе, воспользовались этим фактом, и начали принимать учеников, не получив на это никаких разрешений. В любом случае, согласно многовековой традиции, лучший способ разрешения подобных диспутов – обращение к одному из джагадгуру школы, поскольку именно он играет роль высшего авторитета и “третейского судьи” в таких вопросах. У Свами Пурушоттамачарьи уже есть официальный преемник, который возглавит Сугрив-килу после его ухода – это Свами Вишвешапрапанначарья.

К какой, всё-таки, школе вишнуизма принадлежал сам Девраха Баба? По этому вопросу можно встретить совершенно противоречивые сведения. Был ли он последователем Рамануджи или Рамананды?

— Как я уже отметил выше, и Девраха Баба, и его преемник Свами Пурушоттамачарья принадлежат к Шри Рамануджа-сампрадае, школе вадакалей. На это указывают и самоопределение Джагадгуруджи, и принадлежность Сугрив-килы (на фотографиях видно, что храм украшен U-образными тилаками вадакалей, а не V-образными тилаками тенкалей и рамананди), и сама сиддханта (учение).

Парампара Девраха Бабы хорошо известна и подробно описана в книге Свами Пурушоттамачарьи “Eṣ niṣkaṇṭakaḥ panthā” (на хинди).

— В чём заключаются основные отличия между школами вадакалей и тенкалей?

— Шри Рамануджа-сампрадая разделилась на две ветви ещё в Средние Века: идеологом вадакалей стал упоминавшийся выше Веданта-Дешика, интересы тенкалей представлял Пиллей Локачарья (1205-1311). В настоящее время крупнейшим центром вадакалей остаётся Канчи, а тенкалей – Шрирангам. Между двумя школами в течение веков разворачивался серьёзный философский спор по ключевым вопросам вишнуитской доктрины: так, вадакалей верят, что богиня Шри (Лакшми, супруга Вишну) – также безначальная, бесконечная и нетварная женская ипостась Всевышнего, в то время, как для тенкалей она – джива, живое существо, занимающее самый высокий статус в мироздании. Вадакалей полагают, что прапатти (предание себя Вишну и последующее спасение) – результат синергии, совместных усилий Бога и человека, тенкалей же убеждены, что прапатти и спасение – спонтанная и беспричинная милость Господа. Вадакалей признают существование категории греха, причём все грехи человека прощаются в момент прапатти, с точки зрения же тенкалей, Нараяна (Вишну) вообще не мыслит в категориях греха-праведности и, следовательно, по выражению Госвами Тулсидаса, “не помышляет о грехах своих почитателей даже и во сне” (“Kavitāvalī”). Есть и другие отличия. В XIV веке в связи с деятельностью Шри Раманандачарьи из среды тенкалей выделилась ветвь эксклюзивных почитателей Рамы в качестве верховного Божества, которая, однако, обрела полную независимость от Шри Рамануджа-сампрадаи и стала известна как Шри Рамананда-сампрадая лишь в начале XX века. Произошло это вследствие конфликта между ачарьями двух подшкол, связанного не столько с теологическими вопросами (первенством Вишну или Рамы), сколько с эгалитаризмом рамананди, которые игнорировали принципы кастовой чистоты, и вручали упавиту (священный шнур) своим адептам, происходившим из так называемых нечистых каст. Не договорившись с лидерами тенкалей, видный проповедник-рамаит того времени Бхагавадачарья (ум. в 1977 г.) объявил о том, что Шри Рамананда-сампрадая – самостоятельная школа, также возводящая свою духовную генеалогию к богине Шри (однако, в данном случае, Сите) и что ветвь Рамануджи и ветвь Рамананды – это две независимые друг от друга традиции. Впоследствии незадолго до смерти Бхагавадачарья был объявлен Джагадгуру Раманандачарьей, духовным наследником которого сегодня является Его Святейшество Джагадгуру Раманандачарья Свами Рамнарешачарья, возглавляющий Шри Матх в Варанаси.

— Откуда же взялась информация о принадлежности Девраха Бабы к Шри Рамананда-сампрадае?

Вероятно, слухи о том, что Девраха Баба – рамананди, связаны с тем, что его ишта-дэватой (избранным божеством) был Рама и большинству своих учеников он также давал Рама-мантру. Однако, почитание Рамы не зарезервировано исключительно за рамананди. Другой важный момент заключается в том, Девраха Баба участвовал в движении за разрушение Бабри-Масджид (Мечети Бабура), свершившееся через год после его смерти. Это движение, финальной целью которого была и остаётся постройка индусского храма на участке Джанмабхуми, считающегося многими местом рождения Рамы, было инспирировано преимущественно садху-рамананди, в среде которых, Девраха Баба, постоянно находился.

— Хотелось бы ещё раз уточнить – имел ли Девраха Баба какое-то “инициатическое” отношение к Шри Рамананда-сампрадае?

— Никакого. Он – вишнуит-вадакалей. В упоминавшейся выше книге “Eṣ niṣkaṇṭakaḥ panthā” (стр. 156–157) приводится рассказ о встрече Девраха Бабы со своим гуру Свами Джанарданадасом в Варанаси и о его обращении в вишнуизм. О первоначальной традиции Девраха Бабы нет никаких сведений — известно только, что на момент встречи с учителем он уже был садху, но точно не вишнуитом/рамаитом, так как его просьба прозвучала весьма эксплицитно – “Я припадаю к твоим стопам и умоляю, дай мне вайшнава-дикшу. Смилуйся надо мной и сделай меня вишнуитом” (ibid., стр. 157). Этому событию предшествовали годы отчаяния Свами Джанарданадаса, который не мог найти себе преемника, способного возглавить храм Дваракадхиша, и вот однажды внутренний голос подсказал ему, что следующим утром, во время чтения “Бхагавад-Гиты” на берегу Ганги, к нему подойдёт садху, кому суждено продолжить парампару. Этим садху и оказался Девраха Баба, который стал следующим Джагадгуру Рамануджачарьей в данной линии.

— Когда происходили эти события?

— В первой половине XX века.

— Как это соответствует представлениям о том, что Девраха Бабе было несколько сотен лет?

— Я задал этот вопрос Джагадгуруджи и он уверенно опроверг рассказы о чрезвычайном долгожительстве святого. На момент смерти Девраха Бабе было около 100 лет. Он родился в окрестностях Айодхьи в конце XIX века, известно не только точное место его рождения (к нему могут проводить садху Сугрив-килы), но и сохранились документы о его рождении, часть семейного архива. Примерная дата посвящения в Шри Рамануджа-сампрадаю также известна, а его парампара носит вполне исторический, а не мифологический характер. Она приведена в той же самой книге Свами Пурушоттамачарьи, и даты жизни предшественников Девраха Бабы вплоть до Веданта-Дешики отнюдь не фантастические. Это обычные человеческие жизни. Истории о том, что Девраха Баба был уже взрослым человеком несколько сот лет назад, Джагадгуруджи объясняет необычным духовным опытом святого, в результате которого он часто рассказывал о встречах со святыми прошлого (например, с Шри Рамакришной Парамахамсой). Однако встречи эти следует воспринимать как даршаны, духовные встречи, а не исторические события. Дальнейшее же развитие историй – результат стремления индийцев поверить в чудо и незнания индийских языков и неспособности читать материалы на хинди среди иностранных почитателей святого.

— Какова же парампара Девраха Бабы?

— В XIV веке Веданта-Дешика основал три прадхана-матха в Южной Индии – это Аховила Матх, Мунитрая Матх и Паракала Матх. Один из средневековых джагадгуру Аховила Матха, Свами Шринивасачарья, отправился на Север и создал матхи вадакалей в Пушкаре, Читракуте и Варанаси. Его главный ученик Свами Нрисимхачарья основал ещё один важный центр в Варанаси – храм Кришны-Дваракадхиша, к парампаре махантов которого и принадлежал Девраха Баба. Цепь преемственности выглядит следующим образом:

Свами Шринивасачарья
Свами Нрисимхачарья
Свами Кришначарья
Свами Гопалачарья (правил матхом вместе со своим духовным братом Свами Мадхавачарьей)
Свами Джанарданадас
Йогирадж Девраха Баба

Свами Пурушоттамачарья.

— Знает ли Джагадгуруджи о том, что на Западе, в России и в Украине от имени Девраха Бабы действуют некоторые учителя? Приезжал ли к нему уже кто-то с подобными вопросами?

— Джагадгуруджи знает о том, что, как минимум два учителя, представляющиеся преемниками Девраха Бабы, принимают иностранных учеников, и относится к этому, скорее, негативно. С его точки зрения, дикша, сама по себе, вероятно, законна, но учителя, её передающие, не обладают достаточной духовной квалификацией и не представляют Девраха Бабу (и, тем более, Сугрив-килу).  Джагадгуруджи не помнит, чтобы с такими вопросами в Сургив-килу кто-то из иностранцев приезжал ранее. Ответы более личного характера я оставлю при себе – интересующиеся могут попробовать приехать в Айодхью и лично встретиться со Свами Пурушоттамачарьей и его преемником.

— Кто может получить посвящение в традицию и какова процедура?  Возможно ли это сделать иностранцу?

— Любой, вне зависимости от происхождения, может стать последователем Шри Рамануджачарьи. В том числе и в школе вадакалей. Однако, надо понимать, что существует принципиальная разница между мантра-дикшей, во время которой гуру даёт ученику вишнуитское имя и мантру, и прапатти, актом полного предания себя Шриману Нараяне (Вишну), являющемуся полным посвящением в традицию. Если первая форма посвящения доступна практически всем (единственным условием здесь является согласие гуру и готовность ученика следовать его наставлениям), то вторая требует длительной подготовки и включает в себя несколько этапов. Финалом пути становятся пять самскар (традиционных ритуальных действий), завершаемых собственно прапатти. Как и в большинстве других индийских традиций, решение и в отношении мантра-дикши, и в отношении прапатти, остаётся за гуру.

— То есть, получить духовное имя в этой школе и стать её последователем достаточно просто…

— Если речь идёт только о мантра-дикше, то да, это не так сложно. После посвящения вы становитесь вишнуитом точно также, как после крещения вы можете стать христианином. Ни больше, ни меньше.

— Каков практический аспект духовной жизни ученика, получившего мантра-дикшу? Какой вид йоги будет для него основным?

— Боюсь разочаровать читателей, но… никакой. Дело в том, что вообще для вадакалей единственный вид йоги, считающийся в полном смысле слова спасительным, ведущим к высшей цели – это бхакти-йога. Джняна-йога носит вспомогательный характер, что касается раджа-йоги, хатха-йоги и пр. – они распространены, скорее, среди рамананди. Однако, бхакти-йогу, согласно учению школы, в полном смысле могут практиковать лишь те, кто уже совершил прапатти, прочие же должны просто почитать Нараяну, повторять свою мантру, служить своему учителю и развивать качества, необходимые для прапатти.

— Но Девраха Баба, несомненно, практиковал хатха-йогу

— Да, но это его личный опыт, а не учение школы, которую он возглавлял и представлял. Возможно, он принёс хатха-йогу из своей предыдущей традиции и вполне мог давать наставления по ней желающим. Однако, она носит лишь вспомогательный характер, так как цель вадакалей – прапатти и ничто иное.

— Каково, с твоей точки зрения, будущее у движения последователей Девраха Бабы?

— Девраха Баба никогда не позиционировал себя как основателя собственной школы. Он был одним из учителей в парампаре вадакалей, так что и его ученики, вероятно, должны продолжать следовать этой традиции. Создание новых гуру-ориентированных школ, гуру-культов всегда чревато выпадением из “материнской” традиции и утратой связи с ней. Вероятно, ученики и почитатели Девраха Бабы, если хотят продолжать быть таковыми, должны принять наставляющего гуру из его же школы. А для этого неизбежно придётся поехать в Индию и начать свой поиск…

Вриндаван. Река Ямуна. Фото: Константин Ярёменко

________________
*
Упапрадхана (upapradhāna)-матх – так называемый “дополнительный” матх, официальное представительство той или иной религиозно-философской школы в регионах, находящихся в удалении от её основных (pradhāna) центров. Первоначально основатели упапрадхана-матхов преследовали, прежде всего, миссионерские задачи, однако со временем, когда школы уже утвердились в новых местах, матхи стали локальными резиденциями джагадгуру.

Беседовал ‘Costa Yoga’
Фото: Максим Демченко