Blog

Как поэт стал Богом

По материалам встреч с Садгуру Кришна Шахом,
махантом делийского храма поэта Валмики 2010-2018 гг.


Иногда говорят, что Бог – поэт, а мир – его поэзия. Для последователей индусской школы Валмики-самадж это утверждение имеет буквальный смысл: их высшее божество – легендарный автор эпоса «Рамаяна» Валмики. В статье, написанной по итогам многолетнего общения с махантом (настоятелем) храма Валмики в Дели, Садгуру Кришна Шахом, мы расскажем об учении, жизни и социальной роли общины.

С Садгуру Кришна Шахом (храм Валмики, Дели)

 

Знакомство с валмикизмом
Впервые я узнал о существовании Валмики-самадж в 2008 году во время путешествия по Панджабу. Километрах в 20 от Амритсара, сикхской столицы, знаменитой своим Золотым Храмом, расположена небольшая деревушка, Рам-тиратх. Лишь с прошлого года, когда в ней завершилось строительство нового большого храма, она стала фигурировать в путеводителях и на туристических сайтах, а десять лет назад о ней знали лишь местные жители. Они и рассказали мне, что неподалёку есть место, где когда-то, якобы, жил поэт Валмики. Меня это совсем не удивило – по всей Индии можно встретить топонимы, ассоциируемые с теми или иными персонажами индийской истории и мифологии, но я всё же решил съездить и посмотреть. Главная достопримечательность Рам-тиратха – храм Валмики, прямо внутри которого находилась гошала (коровник). Стены украшены сюжетами из последнего тома «Рамаяны» (Уттара-канды), в котором, помимо прочего, рассказывается о воспитании сыновей Рамы, Лава и Куша, святым поэтом. Храм расположен на берегу пруда, по берегам которого разбросаны шалаши и кутиры (хижины, в которых обычно живут садху) с мурти (идолами) Валмики, а также гигантская, высотой с многоэтажный дом, статуя Лал-Ханумана (“красного” Ханумана) с алтарём у его стоп. С точки зрения местных жителей, Валмики, местожительства которого обычно помещают в Читракут, находящийся на границе штатов Уттар-Прадеш и Мадхья-Прадеш, как и прочие садху, постоянно странствовал по Индии, и вблизи многих святых мест у него были хижины. В том числе и в Рам-тиратхе. Но самой интересной новостью стало то, что это не просто храм святого поэта, это один из центров школы, где он считается высшим Божеством. Причём в ущерб Раме, которому в учении валмикитов досталась лишь роль культурного героя. После посещения Рам-тиратха я стал искать информацию о Валмики-самадж, но оказалось, что школа практически не попадала в поле зрения исследователей, а вся информация в индийских СМИ о ней связана с социально-политическими проблемами: 99% валмикитов – представители касты бханги, считавшиеся индусской ортодоксией неприкасаемыми в связи с их традиционным занятием (они веками были дворниками и золотарями). Отсутствие информации побудило меня начать собственное исследование, в рамках которого в 2010 году я посетил храм Валмики в Дели и встретился с его махантом (настоятелем) Садгуру Кришна Шахом. Эта встреча стала началом многолетнего диалога – теперь каждый раз, бывая в индийской столице, я неизменно встречаюсь с Бабаджи за чашкой чая и посещаю вечернее арати в его мандире.

Алтарь Валмики и Рамы (храм Валмики, Дели)

 

Бханги и проблема неприкасаемости
Несмотря на значительные усилия по ликвидации кастового неравенства и неприкасаемости, предпринятые индийским правительством после обретения страной независимости в 1947 году, приходится констатировать, что и сегодня, в 2018 году, кастеизм не сдаёт позиции, а дискриминация в отношении далитов (тех, кто с точки зрения брахманизма, были неприкасаемыми) – печальная реалия во многих регионах Индии. Веками представители так называемых “нечистых” профессий и их дети не допускались в индусские храмы, были лишены права на образование, не могли пользоваться теми же источниками воды, что “чистые” индусы, равно как и принимать пищу вместе с последними. Одними из первых попытались исправить ситуацию вишнуитские святые-реформаторы, в частности основатель школы Рамананда-сампрадая, ачарья Рамананда, провозгласивший знаменитый тезис: जाति-पाति पूछे न कोई, हरि को भजै सो हरि का होई  (“Не спрашивай человека о его касте и происхождении: кто воспевает Хари (Вишну), то принадлежит Хари.”) Среди учеников Рамананды были святые поэты Кабир (мусульманин по происхождению) и Равидас (кожевенник), оба неприкасаемые для индусского общества. Их произведения, исполненные, в том числе и протеста против кастового неравенства, впоследствии вошли в священную книгу сикхов «Шри Гуру-грантх Сахиб»:

В утробе матери нет ни семьи, ни касты.
Из семени Всевышнего все изошли…
Скажи ка, пандит, с каких это пор ты – брахман?
Не трать свою жизнь напрасно, постоянно твердя о том, что ты брахман!
Если ты действительно брахман по рождению,
Почему ты не пришёл в этот мир другим путём?
Почему ты – брахман, а я – шудра?
Неужели в моих жилах течёт кровь, а в твоих – молоко?
Уверен Кабир: тот, кто созерцает Запредельное,
Того и следует называть брахманом среди нас…

(ШГГС, 324, автор – Кабир, перевод – М.Д.).

Однако, усилия вишнуитов и сикхов не привели к глобальной революции и к серьёзному улучшению положения отверженных. Следующим этапом борьбы стала деятельность гуманистов XIX века – Рам Мохана Роя, Свами Вивекананды, Свами Даянанды. Именно последний, основав общество Арья-самадж, предложил наиболее бесправной и унижаемой касте, бханги, создать собственное религиозно-политическое общество для сплачивания её представителей вокруг общего идеала и борьбы за свои права. В качестве идеала был выбран поэт Валмики, с которым некоторые из кланов бханги связывали свою генеалогию, и в 1926 году в Дели была создана первая Валмики-сабха (организация). На первых порах единственным мероприятием, объединявшим валмикитов, были ежегодные празднования дня рождения поэта, для чего в 1930 году появился комитет Валмики Джанмотсав-самити, затем начали строиться храмы и колонии, в которых стали компактно проживать последователи движения. Старейшая из них находится на улице Мандир-марг, в 10 минутах ходьбы от популярного среди иностранцев главного базара Пахар-гандж, именно она и служит резиденцией Садгуру Кришна Шаху. Место также известно тем, что в нём на заре независимости, в 1947 году, несколько месяцев жил Махатма Ганди, обучавший детей бханги грамоте.

Комната Махатмы Ганди

 

Колония Валмики
В августе 2014 года премьер-министр Индийской Республики Нарендра Моди объявил о начале национальной кампании Swaccha Bharat по освобождению страны от мусора. Одним из первых мероприятий в её рамках стал визит главы государства в делийскую колонию валмикитов, чтобы вместе с Садгуру Кришна Шахом и его последователями, чьи предки в течение веков работали дворниками, подмести первый индийский тротуар. Благодаря этому жесту Валмики-самадж стал более известен широкой публике в Индии, однако, по словам маханта, в жизни общины практически ничего не изменилось: проблема неприкасаемости до сих пор остро стоит во многих уголках страны. Конечно, со времён Ганди джи, удалось многого добиться: далиты учатся в школах и вузах, занимают должность в государственных организациях, никто не может отказать им в тех или иных услугах (по крайней мере, официально). Колония Валмики в Дели производит хорошее впечатление – это парк, чистые дорожки, небольшие компактные многоквартирные дома, храм святого поэта, находящийся в идеальном состоянии. Однако, значительная часть жителей квартала до сих пор вынуждена заниматься тяжёлыми и неблагодарными ремёслами: они – рикши, ассенизаторы, разнорабочие. Духовно-просветительская деятельность махантов и садху Валмики-самадж эффективно защищает молодёжь от наркомании, алкоголизма и вовлечения в преступные сообщества, однако эти проблемы ещё нельзя считать решёнными раз и навсегда. «Мы не испытываем ненависти по отношению к представителям какой бы то ни было касты» – утверждает Садгуру Кришна Шах – «мы хотим, чтобы кастовое сознание вообще ушло в прошлое, чтобы индийцы осознавали себя просто как индийцы.»

Дхуни (жертвенник) (храм Валмики, Дели)

 

Мировоззрение валмикитов
За годы общения с махантом Валмики-самадж, я задал ему десятки вопросов, касающихся учения и практики школы. И главный из них, разумеется, связан с самой природой Божественного, месте Валмики и индусских богов в мироздании. Бабаджи называет свою философию ниргуна-бхакти, то есть, учением о Божестве за пределами имён и форм и развитии любви к нему. Ниргуна-бхактами были Кабир и Равидас, на основе этой же концепции появился сикхизм. Божественное в его изначальном состоянии валмикиты называют Вохи Эк (попросту “он един”). Высшим человеческим проявлением Единого становится Махарши Валмики, первый поэт и создатель «Рамаяны». Ему также приписывают создание руководства по адвайте (философии недвойственности), созерцанию и йоге «Йога-Васиштха», которое также считается учительным источником Валмики-самадж.  Почитанием традиционно пользуются некоторые другие индусские боги, например, Шива, реже Кришна. Парадоксально, но главные герои эпоса, Рама и Сита, богами не считаются – с точки зрения валмикитов, Рама – безусловно, великий герой и первый из учеников Валмики, однако его ошибки и слабости (например, проверка целомудренности Ситы после освобождения из плена, её повторное изгнание в лес в конце поэмы) выдают в нём человека, подверженного влиянию майи, мировой иллюзии. Особую роль в мировоззрении почитателей святого поэта играют сыновья Рамы, Лав и Куш, родившиеся и воспитывавшиеся в его хижине и ставшие первыми исполнителями «Рамаяны» – они, вместе с Рамой, Ситой и Лакшманом, всегда стоят на алтарях Валмики. Основная религиозная практика Валмики-самадж – поклонение Богу-поэту через ежевечерние и ежеутренние несложные арати, во время которых под звон колоколов, бой барабанов и пение бхаджанов ему предлагается зажжённая масляная лампа (дипам) и благовония, повторение его мантры, посещение сатсангов, встреч с махантами и садху. Духовная жизнь последних более насыщена, в ней присутствует созерцание и поддержание священного очага-дхуни. При каждом храме Валмики есть гошала – сладости и фрукты становятся прасадом, освящённым подношением, лишь после того, как их попробует корова – а также самадхи (мавзолеи или надгробия) предыдущих святых. По праздникам и другим особым случаям проводятся девятидневные чтения всей «Рамаяны», участие в которых считается особенно благоприятным для духовного роста.

Мурти Валмики (храм Валмики, Дели)

 

Валмики-самадж в Индии и мире
В индусской среде можно встретить разные мнения о Валмики-самадж: ортодоксальные индусы вменяют организации в вину отход от традиционных представлений о Ведах, Вишну и его аватарах, системе организации общества, более либеральные религиозные деятели отмечают позитивную роль общины в борьбе далитов за свои права. В учении и практике валмикитов есть некоторые курьёзные моменты, также неоднозначно воспринимаемые обществом: так, в некоторых храмах почтение оказывается Раване, который представляется как лидер дравидского населения Индии, отражавший арийскую агрессию. Почитатели святого поэта отвергают также историю о разбойничем прошлом Валмики, которую приводит на страницах своей поэмы Госвами Тулсидас и другие средневековые авторы. Считается, что эта история специально придумана представителями ортодоксии для дискредитации божества, почитающегося далитами. Валмикиты присутствуют не только в Индии, но и в других странах мира – индийские иммигранты создали центры и храмы Валмики-самадж в Лондоне, Париже, городах США и Канады. Они сотрудничают с другими общинами бывших неприкасаемых, например, с равидаси, формально покинувшими индуизм и объявившими себя независимой религией равидасия (в честь средневекового поэта Равидаса, низкокастового ученика Рамананды).

Текст, перевод с хинди и фото – Максим Демченко.
© Costa Yoga

error: Материал защищен от копирования !!!